Top.Mail.Ru

Меня мама сдала в интернат, я ей мешала жить. Через много лет она меня нашла и тогда

Дети

Больше полезных статей в источнике Перейти на канал автора статьи

Я не могу сказать, что мама меня не любила. Просто работа и личная жизнь всегда была для нее на первом месте. После того, как папа нас бросил, мама стала просто одержима желанием доказать миру свою привлекательность. И если у нее не было времени на то, чтобы записать меня в школу рисования или хотя бы проверить мое домашнее задание по математике, на романтические встречи оно всегда находилась.

Впрочем, я была спокойным и послушным ребенком. Поэтому никогда не перечила, а просто закрывалась в своей комнате. Чтобы не мешать ей строить свое счастье. А иногда мама и вовсе выпихивала меня на улицу. И мне приходилось зимой гулять до ночи, пока она развлекалась с очередным ухажером! Помню, соседки все вздыхали, глядя на то, как я в -15 в легком пальтишке сижу во дворе.

Кстати, в такие моменты меня приглашала пить чай старушка с первого этажа. Фронтовичка Лидия Михайловна была очень интересным человеком. Приписав себе 4 года, она пошла на фронт в 15 лет и была снайпером в женской роте. Я столько от нее интересных историй узнала!

Когда я была у нее, то, кажется, даже не сердилась на маму. Впрочем, это только казалось. На самом деле, я мечтала, чтобы она умерла. А иногда и сама хотела ее убить. Почему остальные родители всегда находили время на своих детей, даже если работали на трех работах! Все, только не моя! Кстати, ее и на родительских собраниях, начиная с 6-го класса никто не видел. Ей было все равно, как я учусь и что делаю.

А потом у меня появился новый папа, Александр. Он был намного моложе мамы. А я тогда уже заканчивала 7-й класс. Поэтому называть его на «Вы» получилось не сразу. Тем не менее, он начал вовсю мной «заниматься»: помогал с учебой, волновался, поела ли я, не нужно ли мне чего-то. Даже создавалось впечатление, что этот 25-летний молодой человек заменил мне мою непутевую мать.

Каким же было мое огорчение, когда потом «дядя Саша» ушел. Точнее, я просто нашла записку, в которой он обращался ко мне: «Ксюша, я знаю, что ты очень прикипела ко мне. Да и я был рад с тобой познакомиться и помогать тебе. Но мы с твоей мамой разные люди. Она просто поставила меня перед фактом, что теперь любит другого мужчину. Так, что я вынужден уйти. Мы больше никогда с тобой не увидимся. Я не хочу, чтобы ты думала, что дело во мне. Надеюсь, с новым папой тебе будет лучше. Впрочем, ты уже почти взрослая девочка, достаточно самостоятельная. Я надеюсь, ты справишься.

И все началось заново. Мама опять перестала бывать дома. А от меня отмахивалась. Самое страшное произошло потом. Однажды, придя с очередного свидания, мама сказала:

— Так, я приняла решение. Артур переезжает ко мне. А вот тебе теперь придется жить в другом месте!

Поначалу я думала, что она увезет меня к своей сестре, тете Любе, в Пермь. Просто, чтобы я не мельтешила перед глазами. Но все оказалось еще хуже. Я была в шоке, когда вместе любящей тети, меня привезли в интернат! Привыкшая к домашнему уюту, я совершенно не знала, как стану контачить с дерзкими девчонками «с улицы», которые с малолетства нюхают клей, умеют драться на кулаках и уже много чего в этой жизни пробовали. Действительно, новые соседки встретили меня с такими взглядами, что казалось, они порвут меня на части. Наверное, почувствовали слабину.

Но мама успокоила меня тем, что это не навсегда. Просто Артур не хочет жить с женщиной, у которой уже есть ребенок. Ему нужно время привыкнуть. В общем, тогда мама пообещала, что я побуду в детдоме пару месяцев – а потом, когда она «подготовит» мужчину, я смогу вернуться.

Конечно же, этого не произошло. Первое время мне сильно доставалось – а потом я приспособилась к жизни в интернате. Бывшие беспризорницы даже стали меня уважать. Зато именно в интернате мои художественные способности заметили. Была у меня там хорошая руководительница кружка, Вера Ильинична. Увидев потенциал, всегда усиленно занималась со мной и на конкурсы всякие продвигала – в том числе и районные. А после выпуска, устроила меня в академию культуры и искусств.

Осуществилась моя мечта. Я окончательно выросла и стала художницей. И вот, однажды, когда я на парковке собиралась сесть в машину, ко мне подошли пожилые мужчина и женщина. Поначалу я даже не узнала их. Это были мама и Артур. Было видно, что они в изрядном подпитии и одеты довольно бедно.

— Ксюша, девочка, прости! – кинулась мне на шею уже совершенно другая женщина – Я все это время жалела, что так с тобой поступила! Но не знала, где тебя найти! Я приходила в детдом, но мне никто ничего не сказал.

На самом деле, это была лесть. За все эти годы она ни разу не приходила в интернат. Да и после меня было очень легко найти – ведь мне досталась квартира от государства. Фамилия у меня редкая – поэтому, ей можно было просто позвонить в детдом и там сказали бы, где я теперь живу.

— Если хочешь, ты можешь пожить у нас – вмешался Артур, которого годы действительно не пощадили – Я тут это… Привык… Понял, что женщина с ребенком мне не помешает…

Долго же он привыкал! Наверное, они не помнили, что мне уже 33! Хорош ребенок!

— Доча! У тебя денег нет? Поправиться… — икнула мать, едва держась на ногах. Я почувствовала такое отвращение, что мне хотелось, просто отмахнуться от них, как от назойливых мух, сесть в свою машину и уехать. Морщась и сдерживая слезы, я достала из кармана шубки скомканные 500 долларов. Протянула их матери.

— Зачем столько? Это же так много! – удивилась она. Но деньги не вернула

— А ты думала продать свою дочь дешевле? – усмехнулась я – И сколько я, по-твоему, стоила? 100 рублей? Или 300? А может, все 50? И, хлопнув дверью, нажала на газ.

Не знаю, правильно ли я сделала. С тех пор мама несколько раз приходила ко мне на работу и хотела поговорить. Но я к ней так и не вышла.

Просто не знаю, о чем мне говорить с этой женщиной, которая открестилась от меня, когда была нужна. Конечно же, сейчас я неплохо зарабатываю и могу помочь ей финансово. Но заводить душевные разговоры, жить с ней и называть мамой я больше не могу. Кстати, теперь у меня самой есть муж и ребенок. И я никогда не позволю себе поступить со своим чадом так, как поступила она!

Ведь дело даже не в том, что я попала в интернат! А в том, что она мне наврала! Она изначально не планировала меня забирать через несколько месяцев! А оставила меня там «на полный срок»! И это самое ужасное!

Я не смогу сказать, что я на нее сержусь. Всякий раз, когда вижу ее, мне просто противно. Противно, что в мире существуют такие подлые люди.

Больше полезных статей Перейти в Источник

Оцените статью
Хозяйкам на заметку