Медвежонок женат и у него двое детей. Но Малышка точно знает, что в той семье ему плохо

Дети

Больше полезных статей в источнике Перейти на канал автора статьи

В её глазах была любовь. В его — целая жизнь. О чём-то шептались высохшие осенние листья. Тоска обратилась ветром, который пытался вдохнуть новые мысли о разлуке. Пора было уходить. Дома его ждали жена и дети.

— Малышка… — прошептал он и прижался горячими губами к холодной и вместе с тем безумно нежной коже девушки.

Она с каким-то неистовством сомкнула руки на шее любимого.

— Не уходи… — произнесла едва слышно. Костяшки пальцев налились молочной белизной — с такой силой она вцепилась в лацканы куртки.

Без предисловий и объяснений он начал декламировать стихотворение Высоцкого. Слова слышала только она — он говорил, почти не разжимая губ. Но в каждую строчку вкладывал столько выражения, что слова вылетали обожженными и глухо разбивались о треснувший асфальт.

Медленно разжались побелевшие пальчики. Под впечатлением от услышанного, Малышка даже слегка отстранилась от мужчины.

— Ты… Ты… Таких больше нет, — выдохнула она.

Он улыбнулся.

— Боже мой, как же я люблю тебя… мой медвежонок…

Его улыбка немного угасла:

— Ну почему именно «медвежонок»? Разве я похож на медведя? Толстого и неуклюжего?

Увидев лихорадочно загоревшиеся глаза Малышки, тут же поспешил закончить:

— Я тоже люблю тебя. Люблю. Люблю. Люблю, — и достаточно твердо отстранил от себя девушку. — Мне пора.

Малышка смотрела вслед любимому. Ветер слегка раскачивал деревья, и они словно прощались с уходящим мужчиной, слегка покачивая стволами. И ни сколько он не похож на медвежонка — наоборот, стройный и подтянутый. Красивый, любимый — самый лучший! Девушка прижала к вспыхнувшим щекам ледяные ладони.

«Мой, мой, мой» — шептала, словно заклинание. Медвежонок уже растаял в осенних сумерках, а Малышка продолжала стоять и бережно, с любовью извлекать воспоминания сегодняшнего вечера. Как целовались у нее дома, как шутили. Как он гладил её голые плечи, с какой нежностью прикасался к бархатной коже, как заставил до крови прокусить девичью губку.

— Девушка, вы скучаете? — неожиданно раздался мужской голос.

Этот вопрос вывел Малышку из сладкого оцепенения и, буркнув короткое «Нет» — девушка быстрым шагом направилась домой.

И о том, что он женат и о двоих маленьких детях мама прожужжала Малышке все уши. Самое главное заключение — это бесперспективность подобных отношений. Сначала девушка пыталась спорить, а потом, во время очередного «промывания мозгов» просто научилась убегать в свой собственный мир. Мир, где они были с любимым вдвоём. Мир, в котором счастье никогда не заканчивалось и текло «молочной рекой с кисельными берегами». Много ли мама понимает? Конечно, опыт — это самый важный аргумент. Но многого ли мама добилась со своим опытом? Как ушла от отца-алкоголика, так и не нашла больше никого. А Малышка нашла. И вцепилась холёными пальчиками, девичьей грудкой и пухлыми губками. Моё! И только она знала, как доставить любимому удовольствие. Только она хранила секрет ЕГО счастья. А там, где его счастье — там же и её.

— Ну что ты улыбаешься, как малохольная?!

Малышка нехотя отпустила «кисельные берега».

— А что я должна плакать, по-твоему?

— Ты думать должна! Ну не оставит он жену с детьми! Пойми ты, дурочка молодая, что с тебя возьмёшь? Разве только покувыркаться с тобой. И всё. А жизнь-то идёт. Ты уже почти год с этим паразитом встречаешься! И?!

— А ты много думала? — разозлилась Малышка.

Мама немного стушевалась. Все намеки на неудавшуюся личную жизнь немного сбивали с истинной цели разговора.

— Мало думала! Вот и одна! — нашлась всё-таки мать. — А ты с ним провозишься под пустые обещания, а потом будешь руки заламывать. Только вот кому ты уже будешь нужна? Молодость-то тю-тю… Еще год и закончишь институт. Устроишься по специальности. Но так и будешь с этим валандаться?!

— Ну всё — хватит, — прервала затянувшиеся упреки Малышка. — Это моё личное дело, и нечего вам в нем делать. Я знаю, как будет. Мне этого достаточно! А ты лучше Пашу уму-разуму учи!

— Я же не чужая тебе… Переживаю…, — вздохнула мать.

Но Малышка уже уверенно натягивала в прихожей модные замшевые сапожки.

Как хорошо, что она жила отдельно от матери с братом. Иначе даже страшно представить. Мало того, что нотации с утра до вечера, так ещё и встречи с любимым оказались бы под большим вопросом.

«Я люблю тебя, мой медвежонок» нажимая на перламутровые кнопочки, Малышка отправила сообщение любимому. Ответа она так и не дождалась.

«У грымзы под прицелом» — нахмурилась Малышка и обняла подушку. От подушки пахло ИМ. Межбровная складочка разгладилась, и кровь прилила к бледным щечкам. И снова, словно из шкатулки с драгоценностями, Малышка принялась извлекать воспоминания…

Подружки-однокурсницы вовсю встречались с парнями — ровесниками и не только ровесниками. Однако всеобщий рекорд побила Малышка — Медвежонок был старше её на 11 лет. Остальная информация была закрыта для подруг — хватает и материнских упреков. Малышка тщательно охраняла от посторонних всё, что было связано с любимым. Она ни с кем не хотела делить своё счастье. Достаточно одного человека — его жены. Человека, который вцепился в мужа мертвой хваткой, нарожал кучу детей и на этом посчитал «план» выполненным. Ни любви, ни ласки, ни нежности — ничего из вышеперечисленного та женщина Медвежонку не давала. Но и отпускать не хотела. Еще бы — есть кому в доме молотком постучать, с детьми повозиться. А счастье как же? О таком понятии мадам, видимо, забыла. Ну и чёрт с ней! Подходящий момент наступит очень скоро. И кое-кто перестанет быть «собакой на сене».

Малышка встряхнула челкой и не ответила на улыбку мимо проходящего молодого человека. Да, она привыкла к вниманию мужчин. Но это как будто в прошлой жизни было. Оказалось, что существуют просто мужчины и настоящие мужчины. Любимый был настоящим. И даже мама со своим «огромным» жизненным опытом не могла это оспорить.

Телефон принялся напевать строчку из песни «Я люблю тебя…» Малышка тут же схватила трубку.

— Любимый…

— Привет, моя малышка. Как твои дела?

От этого голоса Малышка иногда входила в транс. Вот и сейчас, не сразу ответила, смакуя каждую нотку.

— Ты слышишь меня? — спросил Медвежонок.

— Да, конечно. Дела у меня так себе, потому что я давно тебя не видела…

— Два дня? — удивился любимый и тут же улыбнулся. — Но у меня, похоже, такие же проблемы…

Малышка рассмеялась, и смех её был похож на звон колокольчика.

Она кормила его крупными виноградинами, выбирая самые спелые и налитые. Он устало вытер испарину со лба:

— Ну и уморила ты меня, девочка…

Малышка только счастливо улыбнулась, выбирая очередную ягодку для Медвежонка.

— Ты же знаешь, что так будет всегда… — осторожно выбирая слова, девушка снова опустила пальчики в пиалу с виноградом.

Медвежонок хмыкнул.

— Тебе ведь хорошо со мной?.. — не отступала Малышка.

— Хорошо… — словно эхо, повторил любимый.

— Я хочу, чтобы так хорошо было всегда…

— Будет… — отозвался Медвежонок, закрывая глаза.

— Когда?.. — Малышка спросила это так тихо, что мужчина даже не отозвался. — А когда это будет? — повторила она и рука с ягодой зависла в воздухе.

То ли более громкий вопрос, то ли прекращение поступления сладкого винограда заставили Медвежонка открыть глаза.

— Ты же знаешь ситуацию. Еще не время. Но я не могу понять вас — женщин. У тебя всё есть мы видимся с тобой почти каждый день. Неужели самое важное — это жить вместе?

— Самое важное для меня — это быть твоей женой. А для начала я хочу, чтобы ты был со мной всегда. И не почти каждый, а просто каждый день. Ты ведь тоже этого хочешь! Ну что нам мешает?! — на последней фразе Малышка не выдержала, и её голос предательски зазвенел.

— Господи, малыш, ну ты же сама прекрасно всё знаешь! МалОму три года. Это очень сложный возраст. Я веду подготовку, но ты же понимаешь — не всё так быстро!

— А полгода назад ты говорил, что сложный возраст у старшего — первый класс.

Запахло ссорой. Медвежонок демонстративно отвернулся за сигаретой. Малышка поняла, что перегибает палку.

— Всё будет хорошо, — примирительно сказала она и нежно погладила любимого по груди.

— Я об этом и твержу тебе постоянно.

— А у вас, с этой… правда ничего нет? — Малышка не смогла назвать жену любимого по имени.

Мужчина оторвался на мгновенье от сигареты:

— Ты мне не веришь?

Девушка молчала.

— С ней меня связывают только дети — и говорить тебе это не устану. Более того, сама посуди: разве смог бы я выдержать такой марафон при наличии двух женщин?

Напряжение спало. Малышка провела длинными ноготками по телу любимого. От щекотки он подпрыгнул.

— А ты ревнивый! — засмеялась девушка.

— Да я такой ревнивый, что готов всех порвать в клочья! — зарычал Медвежонок и, шутя, набросился на девушку.

Мама продолжала приводить горькие примеры из жизни своих подруг. Малышка лениво ковырялась в вазочке с мороженным, путешествуя, по привычке, в своём мире. 17-летний брат Паша собирался на дискотеку. В общем, каждый был занят делом. Доев мороженное, Малышка поднялась со стула:

— Спасибо, мам. Я пошла.

Мать всплеснула руками, догадавшись, что ни одно нужное слово не долетело до ума дочери, и сразу сгорбилась. Опустились плечи, новые морщинки незаметно пробрались в компанию уже имевших место быть. Так же сильно, как мать любила дочь — так же сильно она ненавидела её любимого. Столько кругом интересных и перспективных парней, а эта дурочка никого не видит. Никого, кроме этого подонка (других слов мать подобрать не могла, да и не хотела).

Малышка едва успела раздеться, как в дверь позвонили. Она никого не ждала. Но дверь открыла безбоязненно и даже с интересом.

На площадке стоял Медвежонок. У его ног лежала спортивная сумка.

Малышка всё поняла в ту же секунду, но вместо слов из неё вырвался какой-то всхлип. Человек, который ждал своё счастье, караулил и надеялся — вдруг получает всё в один момент. Какие же слова?!

Медвежонок шагнул в прихожую, а Малышка повисла у него на груди, молча одаривая тысячей благодарных поцелуев.

В ту ночь они долго не могли уснуть, Малышка всё время говорила и говорила. О том, как она его любит. О том, что верила в него. О том, как гордится им. О том, как они будут жить — словно в сказке. Любимый кивал, гладил девушку по волосам и выходил покурить на кухню. Малышка попыталась оставить его в постели, но Медвежонок резонно заметил:

— Нам же здесь жить — я прокурю всю комнату.

«Какой заботливый!» — восхищалась девушка и снова говорила и говорила.

На кухне, пока Малышка убежала в ванную и дала ему передохнуть, Медвежонок сделал всего один звонок. Голос женщины на том конце был уставшим и заплаканным. Но она, чётко разделяя фразы, произнесла:

— Я тебя еще раз предупреждаю — чтобы ноги твоей здесь не было, кобель проклятый. Тра…йся сколько влезет, но об этом доме забудь! Может, я и наивная дура — столько времени тебе доверять, но больше этого не повторится. Ты почти год встречался с этой девкой! Да если бы мне не сказали!.. — женщина даже задохнулась от собственных слов, но тут же взяла себя в руки. — Завтра я подаю на развод.

— Дети… — выдохнул Медвежонок.

— По поводу детей мы разберемся позже. Но запомни — рожу твою видеть я не хочу и не буду. Всё. Пошёл на х..! — и абонент разъединился.

Он всегда знал, что его жена сильная женщина. И ценил ее за это качество. Хотя, не только за это…

— Ты с кем-то говорил? — выпорхнула из ванной Малышка.

— Да… Решали — как я буду с детьми видеться.

Малышка удивленно подняла брови:

— А там не могли решить? Почему по телефону?

Медвежонок махнул рукой.

— Да вы, женщины, такие противоречивые существа…

— Не все — прошу заметить! Успокойся, дорогой. Теперь всё будет хорошо. Нет, всё будет просто замечательно!!!

И жизнь началась совсем другая. Малышка успевала побывать в институте, подработать в магазине, а поздним вечером пыталась научиться готовить любимые блюда своего Медвежонка. Каждую ночь они занимались любовью. Правда, подобная гонка: институт — работа — дом немного сказывались на Малышке. Она стала уставать. Тут еще и у любимого проблемы на работе. Пока девушка шинковала капусту или замачивала в уксусе мясо, Медвежонок пытался рассказать о рабочих моментах. Уфф, эти страшные автомобильные дела! Свечи, карбюраторы и прочая ерунда Малышку не впечатляли. Но она упорно кивала головой и даже задавала вопросы.

К маме Малышка не забегала уже лет 100. Семейная жизнь захватила и закрутила с такой силой, что даже всласть поспорить с мамой не было никакой возможности. Ситуацию дочь эмоционально объяснила по телефону «Мама, он ушел от неё!!!», и с тех пор сама ждала в гости любопытную мать. Но, последняя, видимо, в чём-то сомневалась. Или успела так сильно накрутить себя (окунувшись в пучину подружкиных рассказов), что для восстановления душевных сил требовалось время.

— Ты меня любишь? — спрашивала Малышка, жадно вдыхая сухой комнатный воздух после очередного сексуального марафона.

— А ты как думаешь?

— Я от тебя хочу услышать, — Малышка надувала губки, но тут же спохватывалась, и её настроение менялось в другую сторону:

— Тебе хорошо со мной?

— Конечно, моя малышка, — отвечал Медвежонок и тянулся за сигаретой.

Малышка забежала в комнату — вся её мордашка светилась от счастья, а правая рука была загадочно спрятана за спиной.

— Что-то случилось? — поинтересовался Медвежонок и снова защелкал пультом от телевизора.

— Ага… — было видно, что Малышка очень хочет открыть завесу явно приятной тайны.

— Судя по твоему лицу — что-то хорошее, — любимый, наконец, перестал переключать каналы, натолкнувшись на спортивную программу.

— У нас будет ребенок! — Малышка радостно взмахнула руками, и стало понятно, что она скрывала за спиной — тест на беременность.

Медвежонок вскочил:

— Ты серьёзно?!

— Ты не рад?.. — растерялась девушка.

— Да чему радоваться?! У меня двое мальчишек! Я выплачиваю половину зарплаты на алименты! А теперь ты… Куда?! Зачем?!!

Губы Малышки сжались в тонкую полоску:

— Но это же НАШ ребенок…

— А там чьи?! Соседа что ли?!

Девушка отступила назад:

— Может, ты просто растерян.… Но, во-первых, ты то уж должен знать, что после секса могут появиться дети. А во-вторых — аборт я делать не буду. Это ТВОЙ ребенок. И я его уже… люблю…

Медвежонок нервно заходил по комнате.

— Кого ты любишь? Клеточку размером с… с …, — он не нашёл подходящего размера, и тут же свернул на другую тему:

— А как же институт?! Тебе надо доучиться!

— Как раз и доучусь! Беременной сдам сессию и защищу диплом. И никто от этого не умирал! — парировала будущая мать.

Медвежонок, желая прекратить этот бессмысленный спор — довольно очевидной была позиция Малышки, рванул на кухню.

— У нас дочка будет — сыновья же у тебя есть! Да и разница от того, что они есть — всё равно ты их почти не видишь! А этот ребенок будет с тобой! Красивая, беленькая с розовыми бантиками! — Малышка бежала за любимым и говорила, не останавливаясь. Ей казалось, что именно сейчас, если она подберет нужные слова, любовь к будущему ребенку у будущего отца незамедлительно перейдет в стадию рождения.

Но любимый молчал.

— Пойми же — сейчас всё по-другому! Другая семья, другие дети… — не унималась девушка.

— А этих мне забыть что ли?!

Малышка немного растерялась:

— Ну почему сразу забыть? Просто они… далеко. А мы все с тобой. Мы рядом. И так будет ВСЕГДА!

Медвежонок открыл холодильник и молча достал начатую бутылку водки. Молча налил в стакан и, наконец, произнес:

— За тебя!

— В смысле? — не поняла Малышка.

— В прямом. За тебя. За твою молодость, красоту и ум! — любимый коротко выдохнул, и влил в себя полстакана огненной.

В эту ночь они не любили друг друга. Просто молча лежали. Каждый думал о своём: Медвежонок вспоминал свою прошлую семейную жизнь и мальчишек. Глупо как-то получилось: сыновья скучают, он тоже, но бывшая жена всё никак не может простить предательства. И почему она такая психопатка? Зачем нужно было ломать всё, что построили за 8 лет совместной жизни? Один он, что ли такой… кобель? Да полно их — куда ни глянь! Полигамны мужчины — по-ли-гам-ны. Ну почему женщины не могут с этим смириться? Эмансипация чертова…

А Малышка представляла 3-летнего ангелочка в кружевном платьице, рассказывающего для гостей детские стишки. Все хлопают и умиляются, а ангелочек постоянно обращается к ней не иначе как «Мамочка». И вот они идут втроем по улице — счастливая семья.

И снова осень мучила всех своим умирающим видом, а некоторых элементов еще и бросала от глубокой депрессии до острых приступов психоза.

— Господи, как они уже достали! Лишний килограмм, лишний килограмм! Как будто сами не были беременными — и того хочется и этого! Прямо стресс перед этой консультацией! — Малышка осторожно присела на табуретку.

Не смотря на беременность, выглядела она неплохо. И лишние килограммы, которыми так пугали врачи, придавали будущей маме некий сформированный и аппетитный вид.

— Ты кефир мой не выпил? — Малышка встала и подошла к холодильнику.

— Нужен он мне… — отозвался любимый.

— Ну мало ли… Слушай, а сходи со мной хоть раз на прием к врачу. Там некоторые парами приходят… — голосок Малышки прозвучал так жалостливо, что любимый не удержался:

— Схожу.

— Ура! Блин, как есть хочется… Ты будешь бутерброд?

— Ты уверена, что тебе стоит их есть?

— Уверена. Потому что я этого хочу. Значит, этого хочет наша девочка. Да и вообще, сам не пробовал сидеть на одних яблоках?

Несколько минут спустя, слопав три серьезных бутерброда с колбасой и сыром, Малышка неожиданно спросила:

— Когда мы поженимся?

— Я только недавно развелся. Может, стоит немножко подождать? Да и бывшая узнает — еще и с ребятами запретит встречаться. Ты же её знаешь!

— А ты в суд подашь!

— Вот мне лишнего геморроя не хватает!

— Что значит «лишнего»? — обиделась Малышка.

— Да это я так, не подумал. Не обижайся, малыш.

Малышка по привычке надула губки — она часто расстраивалась в последнее время. Медвежонок частично привлёк её к себе — полностью она уже не помещалась в объятьях:

— Ну, кто тут дуется? Я же тебя люблю!

— Меня или нас? — решила уточнить девушка.

— Вас. Вас и только вас, — успокоил любимый и добавил:

— А по поводу свадьбы не переживай. Вот родишь, придешь в себя — там и видно будет. Но вообще-то ты мне и так жена. Вас ведь, женщин, только штамп в паспорте интересует! Медвежонок чмокнул Малышку в лоб и засобирался на срочный вызов с работы.

Малышка заурчала, словно кошка. Всё у неё было хорошо — любимый мужчина и маленькое чудо в животе. Она знала, что её ждёт в будущем. Знала, что нужно говорить и что делать, потому что мудрость — это не порок. Она чувствовала себя …да что там чувствовала — она была счастливой маленькой женщиной!

В её глазах была любовь. В его — целая жизнь. О чём-то шептались высохшие осенние листья. Тоска обратилась ветром, который пытался вдохнуть новые мысли о разлуке.

Пора было уходить. Дома его ждала беременная Малышка.

Медвежонок женат и у него двое детей. Но Малышка точно знает, что в той семье ему плохо

Больше полезных статей Перейти в Источник

Оцените статью
Хозяйкам на заметку