Мария Ивановна, вот зачем вы водили детей по магазинам, если им ничего купить не смогли?

Дети

Больше полезных статей в источнике Перейти на канал автора статьи

Классический вариант – учительница Марья Ивановна, почти анекдотичный персонаж. Только как-то невесело в жизни у Марьи Ивановны как-то получилось. В восьмидесятых годах она родила своих двух сыновей от мужа, который ее бросил по причине загулов и красивых девушек на стороне. Мальчики родились совершенно разными по характеру: Павлик послушный, весь в учебе, интересовался в детстве моделированием – собирал парусники. Младший Артем рос весь в отца – хулиганистый и вредный. Несмотря на то, что мать – учительница, он совсем не хотел грызть гранит науки, а в рюкзаке таскал любимую рогатку.

Дети выросли, Павел окончил мореходку и ушел в моря. Один раз женился, но жена не дождалась супруга, изменила ему – тоже классический вариант. Павел был поддержка и опора для всей семьи, еще когда Артем был старшеклассником и пошел в армию – почти все деньги он высылал матери. На учительскую зарплату ведь трудно прожить. Но однажды на корабле произошел несчастный случай и Павел с морей больше не вернулся. Это был страшный удар для матери.

Артем женился почти сразу после армии. Марье Ивановне сначала понравилась Вероника (Ника – как, называет ее Артем): энергичная и хваткая, способна загнать любого мужчину под каблук. Артему как раз и нужна такая жена – чтобы его крепко держала в кулаке. Но позже ее хваткость перешла в наглость и нахрапистость, вместо разумных размышлений были только крики на Артема, которые даже флегматик не выдержит. А Артем далеко не флегматик, он может тоже крепко дать отпор, правда его большой плюс – он никогда не ударит женщину и ребенка. А вот поскандалить может.

Кстати, несмотря на многочисленные ссоры, у Ники и Артема родились двое детей с разницей в два года: девочка Таня и мальчик Вадик. Когда младшему сыну было три года, в семье совсем стало невыносимо от скандалов, но страдали же дети! Артем свернул в рюкзак свои пожитки и уехал в порт, где работал раньше Павел, устроился докером на берегу (друг Павла позвал). Сказал, что будет высылать семье деньги, но сам развелся и стал отчислять детям «жалкие копейки», как говорит Ника – причем официально. Это тоже ударило по здоровью Марьи Ивановны – работать учителем она уже не могла, вышла на пенсию.

– Вот вы, вроде, учительница, – упрекала ее Ника. – Но как так получилось, что вы воспитали таких двух разных сыновей? Почему Павел у вас был правильным, а Артем как отброс какой-то?

– Это гены, Вероника, – ответила Марья Ивановна. – Ну ты же сама его выбрала в мужья, знала же какой он. Взрослого человека трудно перевоспитать.

– Ну и как теперь мне быть? Как воспитывать двух детей с таким безответственным отцом? Кто мне помогать будет? У меня тоже мама пенсионерка.

– Я буду, кто же еще! – ответила Марья Ивановна.

Специальность пенсионерки помогла ей брать подработки: она стала репетитором, набрала учеников, складывала деньги в конвертик и относила снохе. Призвать к совести своего сына было бесполезно: как только мать упоминала имя бывшей жены и говорила о детях, он бросал трубку. И вообще – ему надо как-то устраиваться в жизни, получает пока он мало, как нормально устроится – будет отсылать. Ника стала жаловаться свекрови на счет сложностей в личной жизни, что из-за Артема, который наклепал ей детей, у нее не секунды свободной, а ее мать-пенсионерка живет далеко.

– Ладно, давай так. Я буду брать на выходных детей – с утра субботы до воскресенья, – предложила Марья Ивановна. Она была очень рада такому повороту событий, ведь до этого Ника какое-то время из-за вредности не хотела, чтобы внуки виделись с бабушкой.

В субботнее утро она принесла конверт – как обычно, недельная «пятерка». В среднем за месяц от свекрови выходило 20 000 рублей, даже чуть больше, плюс сын высылал около десятки, худо-бедно, но 30 000 с довеском не самые плохие алименты для провинции, и сноха работает. У Марьи Ивановны пенсия не дотягивает и 18 000 рублей, но и это ей за счастье – все, что остается после выплат ЖКХ и покупки лекарств идет на еду.

И вот – желанные выходные с внуками! Надо бы зайти с ними в супермаркет, купить что-нибудь вкусное. Дети рванули к полкам с игрушками с просьбами «купи-купи». До пенсии неделя, в кошельке 3500, не потянет она эти «купи-купи». Вот, лучше взять творожка для блинов и ватрушек, вкусного печенья к чаю. И куда смотрят маркетологи, которые установили отдел игрушек у самого входа?! Вадик упал на пол, схватив дорогую машинку в блестящей упаковке, и устроил истерику. Работница магазина, которая раскладывала товар в этом отделе, все поняла и стала объяснять мальчику, что эта машинка, якобы, не продается. Тогда Вадик стянул с полки первый попавшийся набор непонятно чего и опять стал верещать. Еле оттащили, а Танечка шла за ревущим Валиком и тоже плакала – она хотела куклу за 1700 рублей.

Выходные получились невеселыми – малышня тянула бабушку в кондитерскую, которая была напротив окон: за витриной были выставлены шедевры местных мастеров по заоблачной цене. Хотелось именно этого, а не домашних ватрушек и печений. Но бабушка повела их в воскресенье в магазин за стенкой той самой кондитерской – за молоком и хлебом. Вечером недовольные внуки были возвращены домой.

– Что это они такие хмурые? – спросила Ника.

– Не знаю! – ответила Марья Ивановна. – Хотели подарки, но у меня нет денег на них.

– Ну да! Воспитывать Артема надо лучше было, чтобы помогал.

На этом, вроде, все. Но ближе к ночи позвонила разгневанная Ника:

– Марья Ивановна, вы что это, специально так делали? Я детей спать не могу уложить, они жалуются и плачут. Вам не стыдно над детьми было издеваться? Учительница называется! Зачем вы намерено водили детей к игрушкам и не купили их?

– Ника, это проходной отдел, что я могла сделать? – оправдывалась Марья Ивановна.

– Так а чего было тащить их в супермаркет вообще? Танечка рассказывала, как вы таскали там с какой-то тетенькой Вадика по полу, а они плакали. И что, все настолько плохо, что вы копеечные игрушки им не могли купить? А тортами зачем было их дразнить?

– Я не дразнила! У нас недавно кондитерская открылась, через окно витрина видна. Ну я же делала блинчики с творогом, ватрушки!

– Да ну вас! Не стоило вам доверять внуков! – Ника отключила разговор.

Марья Ивановна села в нерешительности. Ну что она такого плохого сделала? Помогает внукам, сама от себя все отнимает. Ну она же не может поменять местожительство из-за кондитерской и не ходить в супермаркет, где все дешевле?! Дадут ли теперь ей внуков? Или может не стоит их брать – психику ломать?!

Больше полезных статей Перейти в Источник

Оцените статью
Хозяйкам на заметку