Когда можно понять, что у ребенка психиатрия? Мой опыт подсказывает: уже во младенчестве

Дети

Больше полезных статей в источнике Перейти на канал автора статьи

Вчера21 тыс. прочитали1,5 мин.22 тыс. просмотров публикацииУникальные посетители страницы21 тыс. прочитали до концаЭто 96% от открывших публикацию1,5 минута — среднее время чтения

Знаете, какой факт в моей жизни я отрицала до последнего? На принятие которого мне потребовался десяток лет, без преувеличения?

То, что у моего старшего сына – психиатрический диагноз.

Как все началось? «Не такой» он был с рождения. Много плакал. Нет, не так. Орал. Он все время почти орал, когда не спал. Подрос, – крики перешли в истерики.

Выглядел он при этом совершенно нормально. Обычно. Развивался при по возрасту: сел, встал, пошел, заговорил, и прочее – чуть раньше даже, чем многие сверстники.

Истерики его я называла «стой здесь – иди отсюда». Потому что ребенок выл и требовал. Получал желаемое, – и тут же с еще орал еще громче. Теперь хотел прямо противоположного.

Я пугалась и терялась. Выдавала холодное и теплое молоко вместе. Красные и зеленые колготки сразу. Не помогало. Орал все равно.

Орал и на приеме у врачей, разумеется.

Когда можно понять, что у ребенка психиатрия? Мой опыт подсказывает: уже во младенчестве

Невролог через крики выписывала что-то вроде тенотена. Педиатр качала головой. БабАня, у которой мы жили, тоже качала головой.

И с надеждой говорила: «скоро перерастёт!».

Потом мы уехали в СПетербург. И с каждым годом становилось очевидно: нет, не перерастает. Становится хуже.

И еще все яснее становилась разница между сыном и дочерью. Дочка была – обычным ребенком. Плакала, когда случались неприятности. Иногда капризничала. Но в основном была довольна жизнью, любознательна и приветлива.

А сын выматывал нас криком и агрессией. Подозрительностью. Странными обвинениями, странными реакциями. Сложно это описать: он был не такой, как все. Друзей у него, конечно не было. Дети его откровенно боялись и обходили по большой дуге.

Обследования у неврологов уже в Питере шли туго. Сын отказывался и орал на входе в самые платные и дружественные к ребенку медцентры. Никакие зайчики и шарики на входе не помогали.

Когда можно понять, что у ребенка психиатрия? Мой опыт подсказывает: уже во младенчестве

Администраторы смотрели на меня поверх очков. С недоуменной брезгливостью.

И советовали сначала заняться воспитанием ребенка. А потом уже приходить. Обследоваться, как все нормальные люди. Сходите к психологу, раз сами не справляетесь.

Про нашу работу с психологами на несколько лет, – отдельная история. Длинная.

А сейчас сразу к выводам.

Здоровые дети до ужаса похожи друг на друга. Они хотят играть рядом с мамой, чего-нибудь сладкого и вот ту игрушку, которую сейчас Ваня держит. И у их плача есть причина. Если эту причину понять и устранить, – возвращается хорошее настроение и любознательность.

А если остальные врачи говорят: ребенок здоров. А он ведет себя не так, как остальные дети, – я бы шла к психиатру.

Да, прямо с маленьким двухлетним малышом. Тянуть – проблему усугублять. Увы.

Надеюсь, что читателям эти мои выводы никогда не пригодятся!

Больше полезных статей Перейти в Источник

Оцените статью
Хозяйкам на заметку